+243.12
52 читателя, 85 постов

Ангел из приложения (Дополнение "Интервью Генри")


Всем нам порой бывает одиноко. Мы грустим, ищем поддержки и хотим, чтобы кто-нибудь в этот момент был рядом и помог своим присутствием, а возможно, даже стал нам родственной душой. Генри Салливан тоже этого хотел и большую часть своей жизни мечтал найти свою вторую половинку. Но ему не везло, и он долгие годы оставался один, пока однажды ему не пришло загадочное SMS, предлагавшее скачать на телефон особое приложение для одиноких.

Небольшое дополнение к истории «Ангел из приложения», в котором я попытался раскрыть суть объекта SCP-1471-А, а также причины, по которым он помогает скачавшим его приложение людям.

Автор рисунка: WingedRayeth
Бета-читатель: NovemberDragon

Ссылка на историю в Google docs:
Интервью Генри

Книга Фанфиков

Оригинальный SCP на вики Фонда:
SCP-1471

Никто, ставший кем-то (Глава 8)


Анон совершил немало ошибок в своей жизни, и самая крупная из них привела к тому, что погибло множество ни в чём неповинных динозавров, а его девушка Фэнг покончила жизнь самоубийством. И вот он шёл после её похорон по кладбищу, полностью разбитый и несчастный, мечтая лишь об одном – чтобы его пустая и бессмысленная жизнь наконец закончилась. Но у судьбы очевидно были совсем другие на него планы, и в результате несчастного случая, Анон получил второй шанс. И вторую жизнь.

Краткое описание истории:
Перевод очень интересного и увлекательного фанфика, в котором грамотно сочетаются сразу две замечательных вселенных: «Snoot Game» и «I Wani Hug This Gator». А также присутствуют интересные сюжетные ходы и взаимодействия между героями из обеих игр.

Ссылка на оригинал: Nothing to Something

Автор оригинала: acobracadabra
Бета-читатель: NovemberDragon

Ссылка на главу в Google docs:
Глава 8: Я хочу обнять этого Незера

Книга Фанфиков

Второй шанс. Глава 7. Бесчисленные возможности



Краткое описание:
Каждый готов убить за второй шанс, за еще одну попытку бросить кости, за возможность исправить свои ошибки и исправить все недостатки. Анон не считал себя достойным такого шанса, не после того, как вел себя всю жизнь. Забавно, что ему понадобилось нечто подобное, чтобы наконец повзрослеть.

О чём история:
Небольшое пояснение для тех, кто не в курсе всех особенностей игры. Сюжет новеллы «Snoot Game» предусматривает четыре концовки: от наихудшей до наилучшей. Перед вами — перевод истории, где обыгрывается допущение, что главному герою Анону выпала возможность исправить свою наихудшую концовку и изменить свою жизнь и жизнь Фэнг к лучшему.

Ссылка на оригинал: A Second Chance
Автор оригинала: Yvvmi
Автор иллюстрации: protonmono

Рано или поздно вопрос «Как жить дальше?» встаёт перед любым выпускником школы. Не все знают или хотят знать на него ответ, и Анон в их числе. Однако Фэнг, кажется, знает, как ему помочь.

Предыдущая глава||Следующая глава

Глава 7. Бесчисленные возможностиЯ рывком сел на кровати, силясь вдохнуть.
Сон уже исчезал из памяти, но, кажется, я снова очутился там, на кладбище… а сейчас не мог дышать!
Давай же, вдох-выдох, вдох-выдох…
Я схватился за грудь, которая едва трепетала от кратких вздохов. Неужели у меня случилась паническая атака? Да быть не может, они только у малохольных девиц случаются! Хотя в последнее время я постоянно пребывал на нервах…
В глазах потемнело, и я поспешно вдохнул, чуть не подавившись этим глотком воздуха.
Вот чёрт, я в самом деле малохольная девица!
Рукой на груди я нащупал и сжал нечто, больно врезавшееся мне в кожу. Это оказался подаренный Розой крестик. Тотчас в голове словно рухнула преграда, и меня мигом окатило воспоминаниями о минувших днях.
Я не на кладбище. Я у себя дома. С Фэнг всё хорошо, как и со всеми остальными.
Дыши, Анон, просто дыши.
Лишь спустя несколько мучительно долгих минут я отдышался достаточно, чтобы начать обращать внимание на что-либо ещё. Например, на слабое свечение на столе, слегка разгоняющее темноту комнаты, и на тихое дребезжание телефона.
Мне звонила Фэнг. При виде её имени на экранчике у меня наконец-то отлегло от сердца. Ещё я увидел, что совсем недавно пропустил звонок от неё; возможно, он и разбудил меня.
Быстро схватив аппаратик, я нажал на кнопку приёма и одновременно прокашлялся в попытке перевести дух.
— Алло? — на той стороне промолчали, хотя я различил чужое дыхание. — Люси?
— Привет… я не разбудила тебя?
Мельком я глянул на время. Три часа ночи.
— Неа, ничуть.
— Значит, разбудила… Прости… ложись и спи дальше…
— Эй, перестань. Я же сказал, что ты можешь звонить в любое время, и это значит в абсолютно любое.
Из динамика послышался вздох.
— Я… — она снова замолчала и вздохнула, — глупо себя чувствую. Мне приснился сон. И захотелось услышать тебя.
Не только тебе не спится сегодня из-за сна, Фэнг…
— У меня то же самое, — я медленно отпустил крестик; сердце уже не колотилось, и я наконец-то мог размеренно дышать. Похоже, что мне ещё долго не удастся поспать одному, не пробудив при этом плохие воспоминания. И что не только Фэнг придётся разобраться со своими проблемами.
Мы проговорили до самого утра. Говорили о самом разном: тема не имела значения, лишь бы мы слышали друг друга. И отключили телефоны лишь тогда, когда в буквальном смысле встретились перед школой.
День пролетел до нелепого быстро. Часы тикали, уроки сливались в единую мешанину. Наверное, у Фэнг и Триш случилось полное слёз воссоединение, которое я не застал, потому что первые уроки у нас шли отдельно. И впервые за минувшие дни мы снова пообедали вместе в актовом зале. Всё вновь стало напоминать старые добрые деньки… до всей этой драмы и выпускного.
И сцен с Наоми удалось избежать благодаря тому, что Фэнг прогуляла все их совместные уроки. Что и привело нас к нынешней ситуации…
Прямо сейчас я стоял на лестнице и подстригал лианы, а птерочка придерживала её снизу. Да, директор Спирс не слишком благодушно воспринял прогулы уроков в первый же день после возвращения Фэнг. Поэтому ей назначили работы в школьном саду на всю оставшуюся неделю. А я вызвался добровольцем.
Но наказанием это не казалось. Напротив, было даже приятно.
— Осторожней! — Фэнг стряхнула куски лиан с волос.
— Теперь уже не так забавно, да? — только я решил поёрничать, как лестницу тряхануло.
— Ладно-ладно! Понял!
— Анон, Фэнг! Se cuidadoso! Это вам не в игрушки играть, amigos!
— Да, мисс Роза! — хором ответили мы с Фэнг. Динозавриха-латинка уже не в первый раз ворчала на нас, но беззлобно.
Роза и Фэнг поладили на удивление хорошо. Да, между ними не было вражды и раньше, но после тонны поздравлений и медвежьих объятий, когда анкилозавриха просто подняла птерочку над землёй, отношение Фэнг к ней заметно потеплело.
Даже Незер был с нами. Хотя и проявлял меньше энтузиазма, потому что он был нашим водителем — а раз застряли мы, то застрял и он. Сейчас он под руководством Стеллы пытался составить композицию из цветов. Бедняга старался изо всех сил улыбаться в духе «я президент класса и должен проявлять интерес к интересам других», пока стегозавриха вываливала на него всё новую и новую информацию.
Я не завидовал ему. Даже невзирая на аллергию, уж лучше заниматься стрижкой лозы, чем работать с цветами. Дабы избежать неприятностей, я надел перчатки, однако уже к середине работы мои глаза так слезились, что пришлось позвать на помощь Фэнг, чтобы закончить.
Презрев ножницы, она пустила в дело когти — ошмётки так и полетели во все стороны, и в результате Фэнг справилась вчетверо быстрее, чем смог бы я. К сожалению, конец этого задания не означал конец всей сегодняшней работы: сразу после этого Роза поручила нам таскать мешки с удобрениями из сарая к грядкам.
Похоже, мои ноги достаточно восстановились, потому что я без труда совершил несколько ходок и лишь затем, почувствовав боль, поумерил пыл. Моя мужская гордость заставляла меня не обращать внимания на ноющие спину и руки, лишь бы выполнять больше работы, чем Фэнг. Впрочем, я всё-таки не был дураком, чтобы соревноваться ещё и с Розой.
Как ни крути, работа в саду умиротворяла. Конечно, дело было ещё и в том, с кем я работал, иначе по своему почину и близко не подошёл бы к этим цветочкам. Никогда не видел смысла во всей этой возне. Но нам с Фэнг требовался именно такой день, наполненный простой работой, чтобы отвлечься и не думать о прошлом.
И всё-таки к тому моменту, когда настала пора привести себя в порядок, я уже был на последнем издыхании. Даже Фэнг морщилась и потирала предплечья, взъерошивая перья. Если Роза вот так возится в саду ежедневно, то неудивительно, что она такая крепкая на вид.
Незер же, напротив, держался бодряком, пока небрежно надевал свой кошмарный жилет. Только грязь на лапах и выдавала, что недавно он трудился не меньше нашего. Чёртовы атлеты с их физическим превосходством над обычными смертными.
И так получилось, что мы с ним остались наедине возле его машины, пока Фэнг отлучилась в туалет.
— Ну… как там у Фэнг дела дома? — я знал, что она уже взрослая птерочка, но не мог не беспокоиться о ней.
— Вполне неплохо. Утром была слегка не в духе. Зато не устроила с отцом разборки, что уже большой шаг вперёд, — вздохнул Незер. — Не знаю, что ты сделал, но спасибо тебе.
— Я ничего не сделал.
— Не гони херню. ОНИ начали разговаривать со мной как раньше и назвали хуекрылом всего-то пару раз, — птеродактиль потёр в затылке возле гребня. — Ты и сам знаешь, какими ОНИ были. Я что хочу сказать… я рад, что дал тебе шанс. Всего ничего времени прошло, но я уже чувствую, что у НИХ снова есть будущее. И в любом случае, — он вскинул лапу, не дав мне вставить слова, — что бы ты ни сделал… спасибо.
— Да ладно. Если уж по-честному, то это мне следует благодарить тебя. Ты совсем не обязан был помогать нам, но помог. Ты хороший брат, Незер.
Из дверей школы вышла белая пернатая фигура. На ходу Фэнг закинула что-то себе в клюв — похоже, что жвачку, судя по тому, как она надула пузырь.
— Ну что, умники, двинули, — заявила она, запрыгнув на заднее сиденье. Я быстро присоединился к ней и занял привычное место — Фэнг незамедлительно улеглась головой у меня на коленях. Воспользовавшись моментом, я запустил пальцы ей в волосы, поглаживая, а заодно укладывая пряди — на что Фэнг повернулась мордочкой ко мне и снова выдула пузырь жвачки. И когда он лопнул, за мятным ароматом я учуял сигаретный душок.
Я приложил два пальца к губам и сделал вид, будто затягиваюсь. Птерочка кивнула, затем показала в сторону переднего сиденья, где сидел Незер, и приложила коготок к клюву. Похоже, она до сих пор не собиралась посвящать семью в свою вредную привычку.
Попутно мне в голову пришла мысль, что Фэнг согласилась на ту прогулку с Наоми ещё и затем, чтобы тайком купить новую пачку.
В этот момент я поймал взгляд Незера, глядевшего на нас через зеркало заднего вида.
— Так что у вас там на повестке сегодня? — он завёл машину и тронулся с места. — Собираетесь заняться чем-нибудь дельным или будете просто сосаться втихаря?
— Анон собирался помочь мне разобраться с пропущенной домашкой, — птерочка подмигнула мне. — Хотя, если он прям хорошенько поможет, я найду минутку, чтобы… вознаградить его.
Незер притворился, будто его тошнит, на что Фэнг оскалилась в ухмылке:
— Что такое, Кусик? Тебя-то наверняка заставила за чем поху…
В следующее мгновение Фэнг чуть не слетела с сиденья, когда её брат дал по тормозам.
— Не зови меня так! — проорал Кусик, пока сзади сигналил и кричал какой-то бедолага, едва не врезавшийся в нас. Почти сразу птеродактиль вдавил педаль газа, и мы снова рванули дальше по улице.
Только немного погодя, когда Незер малость успокоился и выровнял скорость, я отважился спросить:
— А с этим прозвищем что-то такое связано?
Тотчас Фэнг пнула берцем по сиденью брата, выразительно посмотрев на него.
— Ничего! — торопливо отозвался Незер.
— Когда мы были маленькими, у братца сильно резались зубы, — с предовольнейшей улыбочкой сказала Фэнг. — Вот прямо вообще сильно. И после того, как они выросли, у него осталась привычка грызть всё подряд. Однажды он даже перегрыз ножку своего стульчика.
— Жуть…
Мне доводилось видеть клыки Фэнг. И разумеется, я знал, что они острые — ведь птеродактили были плотоядными. Но одно дело просто знать, и совсем другое — воочию услышать, что даже у птенца хватает сил прогрызть деревяшку. Что же тогда может прогрызть, например, Мо?
Меня пробрала дрожь.
Опять поездка прошла быстро; клянусь, моё восприятие времени напрочь похерилось. Всё-таки я перенёсся назад в прошлое… могло ли это вызвать такой побочный эффект? Вроде того, что молекулы моего тела стали нестабильными и всё такое?
Так, Анон, кончай о всякой херне думать! Иначе ты либо свихнёшься, либо тебя кондратий хватит! Возможно, я чутка разбираюсь в физике, но вот такие вещи лежат абсолютно за пределами моего понимания.
По прибытии мы никого не застали дома. И к счастью, потому что я ещё не был готов ко встрече с Рипли столь скоро. Но всё-таки сначала на второй этаж поднялся Незер. Лишь после того, как он жестом показал, что на горизонте всё чисто, и ушёл к себе в комнату, Люси схватила меня за руку и потащила к себе.
В её комнате всё было по-прежнему. Чёрные обои, цветастые постеры, гитары на подставках и притулившийся в углу синтезатор. Вдоль одной из стен тянулась верёвка с прикреплёнными к ней полароидными снимками, запечатлевшими незнакомые мне моменты; практически на всех присутствовала знакомая фиолетовая трёхрожка.
Звук рвущейся ткани вывел меня из задумчивости.
Люси стояла на кровати и сжимала в пальцах бело-жёлто-фиолетовый флаг. Чем дольше она смотрела на тряпку, тем громче становился рвущийся из клюва рык. А затем принялась драть её когтями на мелкие лоскуты.
Уже зная, насколько опасной она бывает в ярости, я позволил ей выпустить пар. И не вмешивался до тех пор, пока комок лоскутков не улетел в мусорную корзину, а сама Люси плюхнулась на кровать.
Я присел рядом. Люси перекатилась ко мне поближе и распластала крылья по бокам; не без радости я отметил, что они выглядели куда целее, чем когда-либо раньше.
Поморщившись, птерочка протянула лапку, и я тут же схватил её в руку.
— Ты в порядке?
— Прости, я сорвалась, — глухо сказала она. — Забыла, что у меня висит эта штука и когда увидела… Я позволяла ей управлять моей жизнью. Просто потому, что когда-то решила, что несчастлива, и вот это… сделает меня счастливой.
Я ободряюще сжал её пальчики, и тогда Люси наконец-то посмотрела мне в глаза.
— Это стало удобным оправданием. Я не хотела по-настоящему стараться и добиваться лучшего. И было так удобно винить в проёбах не себя, а всех других, — стыд и злость вспыхнули в её янтарных глазах. — Но этого хватило ненадолго. Я по-прежнему была несчастна… даже сильнее, чем раньше! Ничего не улучшилось, наоборот, семья стала ненавидеть меня, а в школе все обхохатывались с меня!
Выдохнув, она уткнулась мордочкой в покрывало.
— Повелась как лохушка…
Поначалу я не знал, что сказать. Все эти гендерные проблемы никогда не затрагивали меня.
Тут мне в голову пришла идея.
Я поднялся с кровати — при этом Люси непроизвольно потянулась лапкой следом — и обвёл взглядом стены, пока не увидел нужное. Сняв гитару с подставки, я присел обратно и начал играть.
Никогда не забуду эту мелодию. Это был первый раз, когда я и Фэнг сблизились. Правда, сейчас пальцы то и дело не попадали в ноты, путали струны, но музыка оставалась узнаваемой.
Это была наша песня.
— Ты помнишь, — Люси подняла голову и посмотрела на меня, слегка улыбаясь. Я не ответил, слишком занятый тем, чтобы не налажать с гитарой.
И услышал смешок:
— Но играешь кошмарно.
— Стараюсь как могу!
— Дай сюда.
Я передал гитару Люси. Сев прямо, она привычно ухватила инструмент, занесла когти над струнами — и замерла. В глазах у неё промелькнул страх, секундой позже сменившийся тоской.
— Эй… ты в порядке?
Мой голос заставил её очнуться.
— Да! Эм… да, я в норме, — она повела плечами и размяла пальцы. — Просто… вспомнила этот вечер. Блядь!
Её лапа дёрнулась, и вместо перезвона струн пальцы выбили лишь слабое гудение. Следующей попыткой она лишь выбила фальшивую ноту. Попыталась ещё раз, но лапы отказывались ей повиноваться.
В глазах Люси набухли злые слёзы.
— Да что, блядь, со мной такое?! Эти… уроды! Они что-то сделали со мной! Так, ну давай же, это проще простого…
В этот раз струны отозвались чистым звучанием… которое при следующем же движении сменилось дребезгом.
Люси уставилась на предавшие её лапы, дрожащие так, словно неимоверно потяжелели.
Она дёрнулась от прикосновения, когда я сел позади неё. Стараясь не обращать внимания на её слёзы, аккуратно прижался грудью к спине птерочки, а руки положил поверх её лап.
Мы начали медленно наигрывать нашу песню. Каждое новое прикосновение Люси к струнам становилось увереннее предыдущего, мелодия звучала всё сильнее. Она даже не заметила, когда я перестал направлять её: когтистые пальчики так и запорхали над струнами, легко и красиво наигрывая.
Но всё-таки музыка подошла к концу, и последняя нота повисла в воздухе.
— Прости… — Люси вытерла глаза тыльной стороной ладошки.
— Не за что.
— Нет, есть за что! Я просто накрутила себя! Я даже не знаю, с чего. Всего-то подумала о том, что больше не смогу сыграть снова, и разнюнилась как ребёнок!
Пережидая её вспышку, я обнял Люси за талию, а голову опустил ей на плечо. И только, когда она замолчала, я попытался объяснить:
— Ты любишь музыку. Поэтому их слова и сделали тебе так больно. Ты много лет занималась и практиковалась, и немудрено испугаться, когда разом вдруг разучилась. А тебе всего лишь надо понять, что ты потрясающая!
— Нет я не…
— Ты такая! — перебил я её. — Я слышал, как ты играешь, как поёшь! Я знаю, на что ты способна, потому что видел это!
Я замолчал на секунду, собираясь с мыслями, чтобы не запутаться.
— Помнишь ресторан Мо? Тогда ты всем нравилась, потому что показала, какая ты есть. Они увидела тебя такой, какой я вижу каждый день. Они увидели девушку, которая обожает то, чем занимается. Ты вдохновила других, Фэнг, — моя рокерша-птерочка уже тихонько тыкалась в меня кончиком клюва, пока я толкал речугу. — Ну и под софитами ты просто офигеть как здорово выглядишь.
Она повернулась в моих руках, пока не уселась порозовевшей мордочкой ко мне.
— Кажется, кое-кто заслужил награду…
Я ощутил её дыхание на своих губах…
И примерно весь следующий час или чуточку больше она потратила, пока… награждала меня.
***
Удивительно, но именно Люси сумела вернуть нас обоих к тому, чем мы планировали заняться изначально. Честно говоря, я и думать забыл про домашнюю работу, но вот мы уже сидели на полу с разложенными перед нами тетрадями. И пока я расправлялся с физикой, она занялась музыкой. Что вообще за извращение давать задания по музыке, когда до конца учебного года осталось совсем недолго?
Вообще домашняя работа оказалась несложной. Как я и думал, сейчас её задавали исключительно затем, чтобы ученикам было чем заняться и не страдать от безделья.
Среди прочих выделялось задание по английскому языку: кем я хочу стать после окончания школы.
Планов у меня нет и не было. И выбирать мне приходилось исключительно между армией и колледжем.
Взглянув на Люси, я увидел, что её листок был пуст, а она сама грызла ручку.
Об армии не могло быть и речи: я поклялся на могиле своей любимой, что никогда больше не оставлю её одну, и собирался сдержать слово.
Оставался только колледж. Однако плохие оценки сильно сужали мне выбор. Впору пожалеть, что всё это время я учился спустя рукава.
Движение сбоку заставило меня повернуться. Люси как раз быстро что-то записала, пристально вгляделась в написанное, затем кивнула и повернулась ко мне.
— Ничего в голову не приходит?
— Никогда особо и не задумывался. Я решил поступить в колледж, но не знаю, хочу ли получать какую-либо степень или что-нибудь в таком духе. Ну а ты что?
С чего-то мой вопрос смутил птерочку.
— Обещаешь, что не будешь смеяться? — пробормотала она, как бы случайно отодвигая листок с ответом подальше от меня.
— Обещаю, что постараюсь не смеяться, — поднял я руку вверх, в шутливой форме давая клятву.
— Нормально пообещай, придурок!
— Хорошо-хорошо, обещаю!
Она медленно протянула мне листочек и тут же попыталась спрятаться за крыльями. Я увидел всего два написанных слова: «Учитель музыки».
Люси хотела стать учителем музыки.
— «Драма червей» всегда была моей мечтой. Но теперь она вряд ли осуществится, — пробубнила Люси под прикрытием перьев. — Просто я подумала… что если ничего не выйдет, то лучше бы иметь запасной план. Такой, какой мне понравился бы. Мне… не хочется бояться музыки. И мне правда понравилось учить тебя играть нашу песню, — жёлто-оранжевый глаз выглянул в просвет между перьями.
— Ты сможешь, — сказал я, и перья Люси ещё немного раздвинулись. — По мне, так ты себя сильно недооцениваешь. Ты ведь научила играть на чём-то аж меня, а это все равно, что сыграть симфонию Моцарта.
— Ой, да заткнись! — вырвался из-за крыльев смешок, когда птерочка снова прикрылась ими.
— Я серьёзно. Если это действительно то, чем ты хочешь заниматься, то у тебя всё получится.
Я представил Фэнг учительницей музыки, одетой в водолазку, брюки цвета хаки и маленькие библиотечные очки. Образ получился не слишком чётким, зато отчётливо представилось, как она будет обучать идиотов, подобных мне.
— Ну а ты что?
— Как уже сказал, не знаю, — я растянулся на полу, скрестив руки под головой и уставившись в потолок. — Мои оценки — дно полное. И я не знаю, чем хочу заниматься.
— Ты сказал, что хочешь поступить в колледж, так? — Фэнг растянулась рядом со мной.
— Или это, или служба. А служить мне точно не хочется.
— Не представляю тебя в форме, — повернув ко мне голову, птерочка потыкала в меня сгибом крыла. — А что не так с колледжем? Проблемы… с деньгами?
— Нет. Отец пообещал, что заплатит за обучение в том случае, если меня возьмут. Хотя наверняка он сильно удивится, когда я расскажу ему об этом. Мы уже как-то свыклись с мыслью, что мне придётся идти в армию.
— Тогда поступай вместе со мной!
Подпрыгнув от неожиданного возгласа, я уставился на виновницу моего испуга.
— Тебя непременно возьмут! К тому же это место почти под боком и будет легко… — Люси осеклась, слегка закашлявшись. — В общем… если ты захочешь… Тут в городе есть государственный университет, и туда берут практически всех подряд…
Она слегка взъерошила свои волосы, пытаясь спрятать покрасневшие щёчки.
— Ну, у меня с оценками тоже напряг, поэтому это единственное место, куда меня примут. И мы будем вместе, чтобы помогать друг другу и всё такое… — последнее она уже еле слышно пробормотала.
— А меня правда возьмут? У меня оценки хуже твоих…
— Непременно! Туда же практически одни динозавры поступают, и, если ничего не случится, ты наверняка пройдёшь по квоте разнообразия! Снимем с тобой дешёвую квартиру напополам и… — от возбуждения она целиком повернулась набок и приподнялась на локте, но затем умолкла и отвела взгляд.
— Ну… это только предложение. Извини, если я слегка… навязчивая, — вполголоса добавила она, водя когтем по ковру.
— Да ничуть, перестань, — я тоже перевернулся на бок и подпёр голову рукой. — Вообще-то я уже прикидывал, как бы остаться с тобой. Так что из нас двоих как раз я навязываюсь к тебе.
— Даю тебе официальное разрешение навязываться столько, сколько захочешь. Я просто обожаю, когда мой парень стелется передо мной.
Я демонстративно закатил глаза, но затем попытался вернуться к прежней теме.
— Ну ладно, хорошо, с колледжем мы, может, и определились. Но чему же мне там учиться?
— Да неважно! — ухмыльнулась Фэнг во все зубки.
Я же посмотрел на неё, приподняв бровь.
— А мне кажется, что важно…
— Нет! По крайней мере, не на первом курсе. У всех студентов поначалу будут общие занятия, так ведь? — я кивнул, начиная догадываться, к чему она клонит. — Ну вот это и даст тебе лишний год, чтобы определиться с тем, чем ты хочешь заниматься!
— Возможно, ты и права…
— Конечно, права, я ж охренеть какая умная!
Неужели всё и впрямь так просто? Просто забить сейчас и подумать позже?
Всё, забил!
— Тогда мне пора начинать работать, чтоб заявление подать.
Уже в следующий момент я снова лежал спиной на полу, пока местная «умница» накинулась на меня с объятиями.
Я — и вдруг студент? Вот уж чего точно не ждал от себя.
От охватившего меня невыразимого облегчения я почувствовал, что попросту растекаюсь по ковру.
Мы с Люси останемся вместе; может, она и считает себя навязчивой, но со мной она точно не сравнится.
Я смирился с тем, что не смогу жить без неё — куда уж теперь после того, как я был готов покончить с собой.
От мысли снова оказаться в одиночестве меня чуть не накрыла паника. Но птерочка в готическом прикиде, которая прижималась к моей груди, успокаивала лучше всякой терапии…
Вспыхнувший сбоку свет рывком выдернул меня из размышлений. Вскинув голову, я увидел в щели приоткрытой двери невысокую птерозавриху со знакомой камерой. Лапа ошеломлённой Саманты застыла на полпути ко вспышке, явно не успев прикрыть её.
— Мам! — взвизгнула Фэнг, вскочив с меня. — Нет! Никаких снимков!
— Ой, не кричи, я же не сняла вас перед выпускным, поэтому сейчас навёрстываю, — миссис Аарон высоко подняла камеру, словно так могла помешать Фэнг забрать её. — Если ты собираешься жить с Аноном, я имею полное право фотографировать вас вместе.
— Я стесняюсь!
— Однажды ты захочешь пересмотреть эти снимки. Время быстро пролетит, и оглянуться не успеешь, как уже твои дети покинут гнездо. И ты так же будешь умолять свою дочку сделать фотографию напоследок, — хоть мама Фэнг и улыбалась, её взгляд затуманился, когда она прижала фотоаппарат к груди. — Просто услышала, как вы разговариваете про колледж… и это напомнило мне, что скоро вы уедете из дому.
— Мам… — уже забыв про недавнее смущение, Фэнг замялась на месте. Тогда я лёгонько хлопнул её по спине и просто кивнул в сторону миниатюрной птерозаврихи.
Сообразив, она подалась вперёд и обняла мать.
— Извини, я, наверное, немного увлеклась, — негромко сказала Саманта, крыльями обнимая дочку в ответ. — Я восемнадцать лет ждала этого и всё равно оказалась не готова.
— Мы же не собираемся далеко уезжать, как Незер. Я-то почти точно в городе останусь и смогу… ну, каждые выходные на ужин приезжать.
— Да не обязательно так часто приезжать, — Саманта слегка отодвинулась от неё. — Самой же быстро надоест. Просто пообещай хотя бы раз в месяц навещать. Твой отец и так в эти дни переволновался, и не представляю, как он смирится с тем, что дом опустеет.
— Он не опустеет, — подал я голос, пусть и не знал, стоит ли мне вмешиваться. Но если я хотел стать частью этой семьи, то придётся мне поступать вопреки некоторым своим желаниям. — Вы же по-прежнему будете друг у друга. Да, Рипли явно домосед, и вам придется время от времени вытаскивать его на свидания. Но вы не будете одиноки.
Саманта мило улыбнулась, её щёки слегка покраснели.
— О, насчёт свидания так чудесно прозвучало! Мы уже давно не ходили никуда… последнее вообще отменили, а потом всё время заняты были, — она обхватила мордочку лапками и коротко рассмеялась. — Ну ладно, не буду вас утруждать больше. Занимайтесь, чем занимались, а я принесу перекусить!
Мне очень нравилась Саманта. В ней чувствовалась неподдельная материнская забота. Для неё будто не имело значения, кем ты был или чем занимался: она всё равно относилась к тебе как к родному. Просто по-настоящему милая женщина. И никакой фальши, как у Наоми: птерозавриха не стеснялась показывать то, что чувствует.
Остаток домашней работы мы доделали быстро и затем потратили немало времени, выясняя всё насчёт поступления в университет. Чуть позже верная своему слову Саманта принесла нам тарелку с дино-наггетсами, которые мы слопали в мгновение ока.
А немного погодя пришло сообщение от Незера, который предупреждал о скором появлении Рипли.
И снова мы с Фэнг стояли на крыльце, а на парковке терпеливо дожидался Незер. Удивительно, но сегодня больше неудобств нам доставила миссис Аарон, не желая отпускать меня так рано — пришлось пообещать, что останусь на ужин завтра.
В этот раз Фэнг держалась куда лучше, разве что опять пыталась сломать мне позвоночник в своих объятиях. Но тихих слов: «Я люблю тебя» и прощального поцелуя оказалось достаточно, чтобы она перестала строить мне щенячьи глазки — только потыкалась в меня клювом.
Я и сам чувствовал себя… легче. Похоже, всё это время я неосознанно тяготился неясным будущим. Да и теперь наши планы выглядели шаткими и незаконченными — но всё-таки они имелись. Да, у Анона Муса появились настоящие планы на будущее.
Похоже, я и впрямь помер тогда на кладбище.
И когда я шёл к НезКару, то шагал уверенно, впервые с тех пор, как вернулся обратно.
Все, кого я знал, двигались вперёд по дорогам своих жизней. Теперь настал и мой черёд пойти по своей. Шаг за шагом.


Читать на Фикбуке

Лабиринт или Как провести время до прибытия астероида (Глава 5)


Фэнг всегда любила музыку и мечтала стать профессиональным музыкантом. И вот у неё появился шанс осуществить эту мечту. Вместе с друзьями она была приглашена на ежегодную Битву Групп, победа в которой помогла бы им прославиться. Однако все планы девушки пошли наперекосяк, когда по новостям сообщили, что в сторону планеты летит астероид, способный уничтожить динозавров. Времени остаётся мало, но Фэнг не готова сдаваться. И, раз уж весь мир вскоре будет уничтожен, она собирается приложить максимум усилий, чтобы воплотить свою мечту в жизнь.

Краткое описание истории:
Лёгкая романтическая история с парочкой взрослых сцен, в которой будет показано, как главная героиня преодолевает все жизненные трудности и добивается своих целей, а в финале встречает настоящую любовь в лице своей одноклассницы.

Автор рисунка: H_03
Бета-читатель: NovemberDragon

Ссылка на главу в Google docs:
Глава 5: Эпичный квест

Книга Фанфиков

Будь моим гостем - ХиК: Глава 12 + бонус (16+)

Манга: О встрече между неудавшимся художником и забытой кошкой/ About a Meeting of a Failed Artist and a Forgotten Cat
Глава 12: Дом (Часть 1)+ бонус (данная глава имеет возрастное ограничение 16+)


Читать дальше →

Второй шанс. Глава 6. Семейный ужин



Краткое описание:
Каждый готов убить за второй шанс, за еще одну попытку бросить кости, за возможность исправить свои ошибки и исправить все недостатки. Анон не считал себя достойным такого шанса, не после того, как вел себя всю жизнь. Забавно, что ему понадобилось нечто подобное, чтобы наконец повзрослеть.

О чём история:
Небольшое пояснение для тех, кто не в курсе всех особенностей игры. Сюжет новеллы «Snoot Game» предусматривает четыре концовки: от наихудшей до наилучшей. Перед вами — перевод истории, где обыгрывается допущение, что главному герою Анону выпала возможность исправить свою наихудшую концовку и изменить свою жизнь и жизнь Фэнг к лучшему.

Ссылка на оригинал: A Second Chance
Автор оригинала: Yvvmi
Автор иллюстрации: protonmono

Встреча парня с отцом девушки — классика жанра. Анону повезло, что остальные члены семьи Ааронов на его стороне. Однако и отец Фэнг тоже не намерен так просто уступать свою дочурку.

Предыдущая глава||Следующая глава

Глава 6. Семейный ужинНикогда бы не подумал, что этот момент наступит. Вот-вот я встречусь с Рипли лицом к… клюву впервые с тех пор, как по моей вине погибли его дети. Когда-то я думал, что люди не меняются, но как же хотелось верить, что я ошибся. Что я изменился.
Только надеяться и оставалось, потому что я по-прежнему чувствовал себя эгоистичным сукиным сыном. И всё, что я совершил за последние дни, было сделано из-за банального страха, а не потому, что так надо было. Рипли видел меня насквозь. Он с самого начала понял, что я ни на что не годен, и пытался всех предупредить.
А теперь я снова увижусь с ним: с мужчиной, который в любой момент может легко раскусить меня как простой орешек.
Да, я боялся до трясучки.
Не я один: Фэнг была перепугана не меньше и тряслась как осиновый лист, когда мы вышли из НезКара. Развернувшись, она ухватилась лапами за крышу машины и сгорбилась.
— Блядь! Не знаю, смогу ли… — проворчала она. Незер уже собрался было подбодрить её, но в последний миг отступил и лёгким кивком подманил меня.
Подойдя, я положил руку на спину птерочке и повернул её мордашкой к себе.
— Помни, что я говорил, — глаза Люси были на мокром месте, когда она посмотрела на меня; хорошо, что сегодня она не накрасилась. — Твой отец любит тебя.
— Но после того, что я сделала… не представляю, как буду смотреть на него.
— Ты ничего не сделала, — уверенно заявил я. — Ты вовремя остановилась. В тот день ты выиграла битву с самой собой, и с тех пор продолжаешь выигрывать другие. А потому, что бы сегодня ни случилось, я горжусь тобой.
Я действительно гордился ею. Она делала то, на что у меня не хватало ни сил, ни мужества: решала свои проблемы.
— До сих пор ты боролась, и у тебя хватит сил не сломаться сейчас.
Люси молча обняла меня.
— Хорошо… — пробубнила она.
Медленно и глубоко я вдохнул, задержал дыхание. Поняв, что от неё требуется, Фэнг начала дышать вместе со мной.
Вдох и выдох, вдох и выдох. Мы уже неплохо навострились со всем этим дзеном.
— Ха-а-а… Ладно, кажется, я в порядке.
Всё это время Незер изучал царапину на капоте, лишь краем глаза поглядывая на нас. Когда наши взгляды встретились, он кивнул:
— Хорошо. Давайте покончим с этим поскорее.
Он пошёл ко входу, мы с Фэнг последовали прямо за ним. У двери Незер помедлил и шагнул в сторону, изобразив приглашающий взмах лапой.
— Будет честнее, если вы двое войдёте первыми. Я и так провёл с ними немало времени.
Смысл в этом конечно же был, но как по мне, он просто струсил.
Фэнг вышла вперёд, но в последнюю секунду замешкалась, начала поправлять волосы и отряхиваться, явно оттягивая момент. Тогда я просто протянул руку мимо неё и постучал — птерочка так и уставилась на меня с оторопело разинутым клювом.
— Что такое? Надо же покончить с этим поскорее.
Она не успела с ответом: дверь открылась. Не стану врать, я слегка отпрыгнул.
Но за дверью никого не было.
Не успел я озадачиться, как из пустоты сказали:
— Ох, милая, так хорошо увидеть тебя!
Выглянув из-за Фэнг, я как раз застал момент, когда невысокая птерозаврица подскочила к застывшей рокерше и крепко обняла её.
— Мам! — пискнула Фэнг.
— Твой отец ещё не вернулся! Я хотела, чтобы это было сюрпризом, по… — тут она наконец-то заметила меня. — О боже! Что же это я, подойди сюда!
Таких сокрушающих объятий я в жизни не испытывал: откуда у этой маленькой женщины столько сил?!
Робким движением я обнял её в ответ, всё ещё не представляя, как будут развиваться события дальше.
Объятия взрослой птерозаврицы оказались… другими. Никакой тревоги или паники я не испытал, напротив, мне не хотелось размыкать руки — даже, когда она стиснула меня в последний раз и отпустила.
— Спасибо, Анон, что позаботился о ней. Есть вещи, с которыми я не могу ей помочь как мать. И я рада, что у неё есть тот, с кем она может поговорить, — прошептала она мне перед тем, как отодвинуться. И уже громко добавила.
— А вот и мой маленький Кусик!
— Мам, мы этим утром виделись, — Незер, или мне теперь называть его Кусиком? — попытался увильнуть от обнимашек.
— Ты утром убежал, даже не попрощавшись. А ну иди сюда!
Пришлось Незеру уступить и позволить расчувствовавшейся матери обнять и его.
— Ну же, входите, входите! — миссис Аарон пригласила нас внутрь.
Я вошёл последним, пропустив вперёд Незера и Фэнг.
Внутри по-прежнему было просторно и роскошно, как я помнил.
— Сейчас, приготовлю вам что-нибудь перекусить и оставлю в покое, — миссис Аарон направилась на кухню.
— Мама, подожди! — окрик Фэнг заставил её испуганно вздрогнуть и обернуться. — Мам, я… — её мордочка исказилась в наполненной болью гримасе, когда она схватила мать за лапу.
— Прости меня… — слезы немедленно полились по её щекам. — Прости… мне очень жаль…
Безо всяких колебаний миссис Аарон шагнула навстречу и сжала плачущую дочь в объятиях.
— Тише, тебе не за что извиняться… — её слёзы смешались со слезами Фэнг, когда они прижались мордочками. Ноги птерочки подкосились, и она упала на колени, а мать быстро заключила её в свои крылья.
— Есть за что… — голос Фэнг сорвался, заставив ненадолго замолчать. — Я ужасно себя вела… и наорала на тебя перед выпускным… и всегда заставляла тебя беспокоиться и…
— Ш-ш-ш… — миссис Аарон слегка откинула голову назад и посмотрела на неё. — Ты не сделала ничего плохого. Это мы не поддерживали тебя. Тебе нужна была помощь, но ты не могла обратиться к нам. Мы сами оказались плохими родителями…
— Не говори этого! — ещё сильнее зарыдала Фэнг, тыкаясь клювом в щёку и шею матери. Мы с Незером молча стояли в сторонке: это были их и только их мгновения.
Однако звук открывшейся входной двери застал всех врасплох.
В прихожую вошёл настоящий гигант — до тряски в поджилках мне знакомый. Казалось, что он никого не заметил: ворча что-то о работе, Рипли снял пиджак и встал перед зеркалом, зачем-то уставился на своё отражение — весьма подавленное.
Ссутулившись, он провёл лапой по морде.
— Давай… — пробормотал глава семьи. — Соберись.
Он выпрямился и постарался стереть с морды хмурое выражение.
— Я вер… — повернувшись, он застыл при виде нас всех.
Никто не шелохнулся под его взглядом. Сам Рипли быстро углядел Фэнг; его глаза расширились от осознания, кого он видит. А птерочка от потрясения не могла сдвинуться. Оба они просто смотрели друг на друга с минуту — или секунду лишь, а столь долгую драматическую паузу я додумал позже.
Первым опомнился Рипли. Его клюв медленно задвигался, словно он раздумывал над каждым словом.
— Лю… — он замолчал и закашлялся на полуслове. — Фэнг…
Что бы Рипли ни хотел сказать, это осталось только у него на уме: Фэнг стремительным прыжком через комнату подлетела к нему и набросилась с такой силой, что колосс прямо-таки попятился.
Она обняла его за пояс и прижалась мордочкой к его широкой груди.
— Не зови меня так… Странно слышать это имя от тебя…
Рипли явно не знал, что делать: кто знает, когда в последний раз дочь обнимала его. Поэтому он просто положил лапы ей на плечи и притянул её в костедробильные объятия.
— Ты вернулась… — сказал дрожащим голосом. По его морде пролегли глубокие морщины, когда он сдержал свои слёзы. Я был прав: крутой мужик старой закалки.
— Ты разве не собираешь кричать на меня? — голос зарывшейся мордочкой у него на груди Фэнг звучал глухо. — Пожалуйста… наори на меня. Скажи, какое я чудовище.
Чем дольше стояла тишина, тем сильнее она дрожала.
— Давай уже! Скажи, как ты разочарован во мне! Что я всегда приношу неприятности! Я заслуживаю это!
Отодвинувшись, она чуть ли не кричала ему в морду. Несколько раз сильно вздохнула, восстанавливая дыхание, зло потёрла глаза тыльной стороной ладошки.
— Да скажи, блядь, что-нибудь!
— Мне тебя не хватало…
Фэнг застыла. Медленно подняла вторую лапку к мордочке, прикрываясь; в ту же секунду из-за этой преграды раздался всхлип. Рипли быстро обнял её снова и пока держал, всё сопротивление Фэнг стихло — она только сжалась в комочек и протяжно завыла.
Молчаливым свидетелем я наблюдал, как всё это разворачивается передо мной. Внутри меня росла гордость: Фэнг всегда была сильнее меня, и сейчас и здесь она снова доказала это.
Ты поступил хорошо, Анон: что бы потом ни произойдёт, семья Ааронов теперь будет вместе — с твоей помощью. Их ждёт долгая и извилистая дорога, однако у меня такое чувство, что они справятся. Они сделали первый шаг, самый сложный. Завтра сделают следующий — и так далее.
Чувствуя себя лишним, я сел на краешек дивана и постарался сделаться незаметным. Незер хоть и выглядел смущённым, но улыбался, наблюдая, как отец и сестра воссоединились. Саманта сжимала ладошки возле мордашки и тоже смотрела на них с любящей улыбкой. Все члены семьи Ааронов вновь собрались под одной крышей. Как бы мне ни нравились последние дни с Люси, я и помыслить не мог разлучить их. Только не снова.
Лишь спустя несколько минут Фэнг и Рипли отпустили друг друга. Саманта упорхнула на кухню — проверить, как там её стряпня, и Незер ушёл ей помочь. Рипли уселся в своё кресло, посматривая по сторонам в поисках какого-либо повода нарушить тишину. Свой выбор он остановил на телевизоре, включив случайный спортивный матч, чей смысл почти сразу ускользнул от меня.
Да и как мне было сосредоточиться, когда рядом сидела и плотно прижималась ко мне некая пернатая особа, явно добивающаяся того, чтобы её парня отколошматили девятым айроном. Изо всех сил я старался не положить руки туда, куда не надо, но Фэнг не оставляла попыток устроиться у меня под рукой: теперь, когда переживания утихли, на неё накатило дикое смущение, которое она пыталась спрятать.
— Схожу в ванную, умоюсь… — тихо сказал Фэнг, ткнувшись клювом мне в щёку в быстром поцелуе, и быстро покинула комнату. И совершенно не заметила протянувшуюся ей вслед в безмолвной мольбе руку, оставив меня со своим отцом наедине в комнате. Немедленно я прикипел взглядом к телевизору, отказываясь даже краем глаза смотреть в сторону птеродактиля-патриарха. И всё равно заметил, как он пошевелился.
Нет, Анон, не смотри! Если ты его не видишь, значит, его там нет!
Но взгляд предательски скользнул к Рипли. Да, он в упор смотрел на меня, наклонившись в своём кресле и сжав лапы перед собой.
— Кхм, — он прочистил горло.
Я больше не мог не обращать на него внимания и попытался успокоить сердце. Фэнг встретилась со своими страхами и прошла через такое, по сравнению с чем Рипли просто щенок. Поэтому я выпрямился, расправил плечи и повернулся лицом к главе семьи. Как и в прошлый раз, он смотрел на меня сверху вниз и пытался подобрать слова.
— Анон… — глава семьи заговорил прежде, чем я смог преодолеть волнение и обратиться к нему. — Буду честен. Ты мне не нравишься.
Ну, здесь он не сказал ничего нового, мне он тоже не нравился.
— Я говорил с Незером о Люси, и он кое-что рассказал…
Это слегка успокоило мои тревоги. Незер ведь предупредил бы нас или как-нибудь намекнул, если бы рассказал то, о чём я подумал.
Предупредил бы?
Он не предаст Фэнг, не после того, что узнал.
Надеюсь.
— Я хочу знать, насколько плохо всё прошло, Анон. Он сказал… что она почти решилась сбежать.
Слава богу, он не знал.
Рипли глянул в сторону, отведя взгляд от меня. Он явно не был уверен, как вести этот разговор и ждал моего шага.
— Всё было… нехорошо, сэр. На выпускном её сильно довели. Она потом со злости разгромила мою квартиру и…
Как бы получше сказать об этом?
— В общем, ей казалось, будто её довели до черты. Лучше вам поговорить об этом не со мной, а с ней, — на что Рипли вздохнул и потёр лоб. — Серьёзно, поговорите с ней. О чём угодно, о том, как её день прошёл, как дела в её группе. Она думает, что вы ненавидите её. А мы с вами знаем, что это не так.
Тут до меня дошло, что я объясняю, как быть отцом самому отцу. Вмиг поднявшееся волнение заставило меня заткнуться.
Рипли не сказал ни слова, не сводя с меня глаз и, по-видимому, обдумывая сказанное мною. Мне потребовалось призвать всю свою силу воли, чтобы не отвернуться.
Наконец, здоровяк спросил:
— Знаешь, что ещё сказал Незер?
Я покачал головой.
— Что именно благодаря тебе… она осталась.
Я не знал, что испытывать. Это казалось ложью… Если бы не я, ничего из этого вообще бы не случилось.
— Он твёрдо стоял на своём, спорил со мной. И я понял, что всё действительно серьёзно, — Рипли повернулся обратно к телевизору.
Некоторое время ни один из нас ничего не говорил. У нас обоих определённо имелось, что ещё сказать, но нечто удерживало нас. Было ли дело в мужской гордости, но мне не слишком импонировала идея разговаривать с Рипли по душам. Справедливости ради, он явно размышлял о чём-то подобном: его клюв иногда приоткрывался и тут же закрывался, так ничего и не произнеся.
Потому-то я и вздрогнул слегка, когда он внезапно рыкнул и поднялся.
— Как я уже сказал, ты не нравишься мне, — на его морде пролегли глубокие морщины. Что ж, я и не был настолько глуп, чтобы рассчитывать на его одобрение в обозримом будущем. — Но…
Рипли всем видом показывал, как жалеет о том, что собирается сказать.
— Я дам тебе шанс доказать, что ты достоин моей дочери.
— Я не собираюсь ничего вам доказывать. Меня волнует лишь то, чтобы Фэнг была счастлива, — сорвалось у меня с языка прежде, чем я подумал.
Анон, что за хрень ты несёшь! Не настраивай против себя отца подруги (невесты?)! Тем более того, кто может запихнуть твой труп туда, где его вовек никто не сыщет!
Клюв Рипли приоткрылся в зловещем оскале.
— О, я гляжу, мы с тобой станем лучшими друзьями, — всё, я в жопе. — Видишь ли, Анон, я не особо много знаю о тебе. Давай-ка изменим это. Телефон.
Он протянул лапу открытой ладонью вверх, в которую я немедленно вложил «свою прелесть». Рипли что-то набрал и развернул телефон экраном ко мне, показывая список моих контактов.
— Встретимся как-нибудь и проведём время вместе, как две грёбаные родственные души. Наедине.
Я даже не заметил, когда он преодолел краткое расстояние между нами — только внезапно почувствовал когтистую лапу на плече.
— Я выясню о тебе всё, — он отпустил телефон, который я спешно поймал.
— Рипли, не груби нашему гостю! — донёсся голос Саманты с кухни.
Слава Раптору Иисусе!
Даже если Рипли и услышал её слова, то никак не дал этого понять. Ухмылка на его морде не уменьшилась, а пальцы ещё сильнее сдавили моё плечо.
— Так что скажешь, мальчик? Мы поняли друг друга?
Я попытался ответить на его ухмылку собственной, но льющийся по лицу пот выдавал меня с головой. Этот сукин сын решил испытать меня? Да я ж ебучий путешественник во времени! Я встретился лицом к лицу с худшим концом моей жизни, по сравнению с чем любое его испытание покажется цветочками.
Стиснув зубы и выдвинув подбородок, я рывком протянул руку. Рипли изогнул бровь, затем сгрёб мою руку в костедробильную хватку. Я и сам стиснул пальцы изо всех сил, хотя мои мускулы вот-вот готовы были порваться от напряжения.
И только после очередного окрика Саманты с кухни Рипли разомкнул пожатие и вернулся в своё кресло. Несколькими секундами позже из ванной вернулась Фэнг. Похоже, она не только умылась, но и заново накрасилась; не стану врать, я соскучился по её оранжево-фиолетовой подводке. С ней глаза птерочки словно ожили.
Вскоре вернулись и Саманта с Незером, принеся тарелку с маленькими сэндвичами и миску попкорна.
— Милый, он не слишком докучал тебе? — заботливо спросила у меня маленькая птерозаврица.
— Ничуть, мэм, мы как раз собирались узнать друг друга получше, — в это время Фэнг снова устроилась у меня под боком.
— По правде, мы просто строили планы. Думал затащить его в боулинг или что-нибудь вроде того, — добавил Рипли. Фэнг с вопросом в глазах посмотрела на меня.
— О, это звучит здорово! Вы можете прихватить Незера и пригласить Мо, а то он уже месяц ворчит о том, что неплохо бы сходить снова! Можете устроить маленький мальчишник!
Боже, благослови Саманту! Теперь хоть я не останусь с ним наедине.
Если Рипли и не понравилась идея, морду он хорошо сохранил.
Когда все наконец-то устроились, Саманта взяла пульт и переключила телевизор на какой-то фильм.
— Ты и так можешь посмотреть спортивные передачи в любое время, но сегодня вечером у нас гость.
Было предельно ясно, что по-настоящему всем в доме заправляла птерозаврица, потому что пульт Рипли отдал без малейшего возражения. Всё равно он не смотрел игру.
Даже не присев, Саманта ушла обратно на кухню. Незер выглядел, будто собирался в любой момент отключиться, пытаясь сосредоточиться на экране, закидывая зёрна попкорна в клюв. Мы же с Фэнг набросились на тарелку с сэндвичами: диета из пиццы и дино-наггетсов нам приелась.
— Ужин готов! — раздалось с кухни. Я быстро поднялся и последовал за остальными в соседнюю комнату.
Может показаться странным, но никогда раньше я не ел за обеденным столом. У нас в семье редко ужинали вместе; а когда это происходило, мы просто собирались с покупной едой перед телевизором. Поэтому я не вполне понимал, как сейчас надо вести себя. Заняв место между Фэнг и Незером, я постарался наблюдать за ними. К счастью, в ужине за столом не оказалось чего-то сложного или вычурного: наполняешь тарелку тем, до чего дотягиваешься, а если не дотягиваешься, то просишь кого-либо передать это блюдо тебе.
На ужин была большая миска спагетти, и ещё немного сыра и хлеба. Я заметил, что Саманта склонила голову и пробормотала короткую молитву. Никто другой за столом не последовал её примеру. Поколебавшись, я быстро склонил голову.
«Благодарю тебя, кто бы ты ни был, что ниспослал мне шанс оказаться здесь сегодня».
Ну и… типа, аминь?
Можно ли завершить молитву? Я плохо разбираюсь в этих правилах.
Открыв глаза, я заметил, что Саманта с лёгкой улыбкой наблюдала за мной. Внезапно мне показалось, словно меня застукали за чем-то, чего от меня не ожидали.
Ужинали неторопливо. А заодно все за столом по очереди рассказывали о своих делах. Это было… мило. Наверное, так и происходит в большинстве семей. А ещё я понял, что стараюсь не отставать от других как в разговоре, так и в еде. Однако динозавры оказались теми ещё едоками. Похоже, мне не стоило лопать пять сэндвичей в один присест…
Чувствуя, что в меня больше не влезет, я всецело обратил внимание на динозавров. Незер как раз рассказывал в общих чертах о чём-то, что предстоит сделать комитету до конца учебного года.
— Звучит здорово, дорогой! Ну а у тебя как день прошёл, Люси? — в конце фразы Саманта слегка замешкалась, сообразив, что именно сказала. Либо она всё ещё не была уверена, как называть Фэнг, либо не знала, насколько уместно заговаривать о её состоянии сейчас. Но до того, как она успела поправиться, птерочка ответила:
— Всё было… хорошо. Я… была в квартире у Анона, пока он ходил в школу за домашними заданиями. Ну и просто… переписывалась с Триш и играла, — она нервничала, то и дело посматривая на меня. И заодно не слишком ловко придвинулась поближе ко мне. — Ещё я собралась… вернуться завтра в школу, да!
— Анон… — похоже, Рипли решил вставить слово в беседу, —… ты живёшь на Скин-Роу, правильно?
Я кивнул.
— Люси, я хочу, чтобы ты больше не ходила туда.
— Что?! — Фэнг вскочила на ноги.
— В этой части города опасно, — объяснил он спокойно. — Только сегодняшним утром там произошло два убийства. Один из убитых вообще не местный.
Фэнг опёрлась лапами на стол, не сводя с отца хмурого взгляда. Уголки её глаз слегка намокли, но Рипли не дал ей затеять спор, продолжив:
— Но! Если Анон хочет… то пусть приходит в любое время.
Было видно, как тяжело ему дались эти слова; он даже не заметил, как согнул вилку в лапе.
— Правда? — злость Фэнг моментально улетучилась. Что говорить, меня самого это предложение застало врасплох. Конечно, Рипли больше заботился о том, чтобы его дочь не зарезали на улице, но ради этого допустить меня в свой дом? Да, он действительно старался изо всех сил вернуть мир в семью: таким здоровякам тяжело идти на компромиссы.
— Не то, чтобы я… доверяю Анону. Но я предпочту, чтобы ты находилась там, где безопасно.
«И где я могу присматривать за тобой», — отчётливо звучало в его словах.
— Звучит… неплохо, — Фэнг уселась обратно, глядя на меня в ожидании.
Пришлось с наигранным энтузиазмом ответить:
— Здорово! Я как раз искал побольше поводов, чтобы поужинать у вас снова!
— Не нужно никаких поводов! Я серьёзно говорила, что тебе здесь всегда рады, — птерозаврица положила лапу поверх мужниной, заодно невзначай прикрыв погнутую вилку. — Мы не знаем, как отблагодарить тебя за то, что присмотрел за нашей дочерью. И меньшее, что мы можем сделать — предложить место в нашем доме.
— Спасибо… миссис Аарон, — я старался скрыть эмоции — и надеялся, что преуспел, притворившись, будто вытираю лицо салфеткой. — Это… значит для меня больше, чем вы думаете.
Никогда бы не подумал, что услышу такое… что поговорю с кем-либо из сидящих за этим столом снова. Так, Анон, сосредоточься. Потом станешь предаваться меланхолии, когда никого не будет рядом.
Ужин плавно подошёл к концу, как и мои поводы задержаться подольше. Тем более, что Незер согласился отвезти меня домой. Поэтому вскоре я уже стоял на крыльце вместе с Фэнг. Никто из нас не хотел расставаться, но, в конце концов, она крепко обняла меня на прощание.
— Я не думала, что снова увижу родных… — я покрепче обнял Фэнг, когда она задрожала. — Просто я… смирилась, что всё кончено. Но я вернулась… И оказалось, что они скучали по мне. Я и не думала, что кому-нибудь станет не хватать меня, — она прижалась лбом к моему плечу, снова пользуясь моей рубашкой как салфеткой. — И всё-таки я не собиралась возвращаться… Я настолько эгоистичная?
— Ты не эгоистичная, — я погладил её по голове. — Тебе было больно, ты была напугана. Как-никак ты пошла по не самому лёгкому пути.
— Но я… — она отодвинулась, чтобы посмотреть на меня.
— Никаких “но”, — я попытался стереть её слезы, не испортив тушь. — Ты вернулась ко мне. Вернулась к Незеру и родителям. И я каждое мгновение благодарю, что ты сумела.
— Анон… я люблю тебя, — все мои усилия пропали втуне, когда её слёзы потекли снова. — Знаю, я уже много раз говорила это, но мне трудно выразить иначе. Я… люблю тебя. Люблю так сильно, что… просто… — ей никак не удавалось перевести свои чувства в слова. — Не знаю… Мне страшно, что я… не смогу жить без тебя.
Я быстро прижался лицом к её щеке, сбив с толку своей попыткой изобразить поцелуй динозавров.
— Ты сильнее, чем думаешь, Люси, — сказал я и птерочка вспыхнула румянцем. — Я не вру. Если бы я столкнулся с хотя бы половиной из того, с чем тебе пришлось иметь дело, я бы сломался. Ты же устояла. Я смотрю на тебя и вижу самое важное создание в своей жизни. И я тоже боюсь, — по правде, просто охренеть в каком ужасе. — У меня никогда не было отношений раньше. Мне кажется, что я постоянно портачу и каждой ошибкой делаю тебе больно. Я люблю тебя. Какой бы тебе ни хотелось быть: Фэнг, Люси… Я люблю тебя.
Крылья Фэнг окутали нас обоих, и под их прикрытием она явно вознамерилась оторвать мне голову в порыве чувств. Её клюв тыкался мне в лицо, усеивая его множеством поцелуев — слишком порывисто, чтобы попасть в губы.
Как мне могло так повезти? Чем я заслужил второй шанс? Неужели какая-то всемогущая сила сжалилась надо мной?
Вряд ли всё это имело значение, потому что я не собирался упускать выпавшую мне возможность. И даже если я не заслужил шанс, тогда я стану тем, кто заслуживает. Пошло всё к чёрту, люди ведь могу меняться.
Стук по стеклу привлёк моё внимание. За окном я заметил до невозможности хмурого Рипли, который поймал мой взгляд и чиркнул большим пальцем по своей шее.
Да уж куда яснее…
Аккуратно я попытался отстраниться, но Фэнг только крепче схватила меня.
— Не хочу тебя отпускать, — прошептала она.
— Я на связи. В любое время. Всего один звонок, и я буду здесь, — я медленно отодвинулся, но руками всё ещё удерживал её лапки. — Ну давай… Оглянуться не успеешь, как настанет завтра, и мы будем сидеть на уроке музыки.
— Увидимся завтра…
— Завтра, — пообещал я.
И уже сделал было шаг назад, как её пальцы сжались на моих.
— Постой! Просто… Спасибо, Анон. За всё… — только после этого она выпустила мои руки.
— Как я сказал: как только что понадобится или поговорить захочешь — звони, примчусь, — я уже сам цеплялся за мельчайшие поводы, топчась на месте и никуда не уходя.
Соберись, беспокойство тебе не поможет.
Я вздохнул поглубже и отвернулся, чтобы почти промаршировать к НезКару. Оглянулся лишь в тот момент, когда открывал дверцу.
Фэнт стояла под фонарём на крыльце, смотря вслед с болью на мордочке. Но она всё же подняла лапку и махнула вслед, на что я ответил ей тем же. Кивнул последний раз — а в следующий момент уже сидел в машине, и Незер задним ходом выезжал со стоянки.
Можно ли считать ужин с родителями испытанием отношений? Тогда, думаю, мы вполне преодолели его. Я всё ещё не знал, что приготовило для меня будущее, но будущее Фэнг уже находилось в надёжных лапах.


Читать на Фикбуке

Семейные узы (Глава 12)


После того как Анон вернулся домой из армии, они с Люси поженились и стали жить вместе как муж и жена. Однако их совместная жизнь оказалась не такой уж идеальной, как это показывают в сказках, и их старые проблемы, оставленные в Вулкано-Хай, вновь начали проявляться и угрожать семейному счастью. Смогут ли их любовь и сила воли восстановить то, что было утрачено в школьные годы?

Краткое описание истории:
Шикарная романтическая история, сделанная на основании третьей концовки Snoot Game, в которой много интересных деталей, значительно расширяющих основой лор игры. Для меня было честью взяться за перевод этой истории, которая буквально потрясла меня до глубины души своим продуманным и захватывающим сюжетом.

Ссылка на оригинал: Bonds

Автор оригинала: Starman Super
Редактор: Randy1974

Ссылка на главу в Google docs:
Глава 12

Книга Фанфиков

Второй шанс (Глава 5)



Краткое описание:
Каждый готов убить за второй шанс, за еще одну попытку бросить кости, за возможность исправить свои ошибки и исправить все недостатки. Анон не считал себя достойным такого шанса, не после того, как вел себя всю жизнь. Забавно, что ему понадобилось нечто подобное, чтобы наконец повзрослеть.

О чём история:
Небольшое пояснение для тех, кто не в курсе всех особенностей игры. Сюжет новеллы «Snoot Game» предусматривает четыре концовки: от наихудшей до наилучшей. Перед вами — перевод истории, где обыгрывается допущение, что главному герою Анону выпала возможность исправить свою наихудшую концовку и изменить свою жизнь и жизнь Фэнг к лучшему.

Ссылка на оригинал: A Second Chance
Автор оригинала: Yvvmi
Автор иллюстрации: protonmono

В этой главе у Анона случается облом, что не мешает ему поговорить по душам со всеми своими друзьями и восстановить нормальные отношения, зарыть топор войны и побыть личным психотерапевтом для разных динозавров.

Предыдущая глава||Следующая глава

Из-за больших размеров глава не влезает в форму поста. Желающие могут прочитать её на Фикбуке по ссылке ниже.

Читать на Фикбуке

Никто, ставший кем-то (Глава 7)


Анон совершил немало ошибок в своей жизни, и самая крупная из них привела к тому, что погибло множество ни в чём неповинных динозавров, а его девушка Фэнг покончила жизнь самоубийством. И вот он шёл после её похорон по кладбищу, полностью разбитый и несчастный, мечтая лишь об одном – чтобы его пустая и бессмысленная жизнь наконец закончилась. Но у судьбы очевидно были совсем другие на него планы, и в результате несчастного случая, Анон получил второй шанс. И вторую жизнь.

Краткое описание истории:
Перевод очень интересного и увлекательного фанфика, в котором грамотно сочетаются сразу две замечательных вселенных: «Snoot Game» и «I Wani Hug This Gator». А также присутствуют интересные сюжетные ходы и взаимодействия между героями из обеих игр.

Ссылка на оригинал: Nothing to Something

Автор оригинала: acobracadabra
Бета-читатель: NovemberDragon
Редактор: Randy1974

Ссылка на главу в Google docs:
Глава 7: Время простить себя

Книга Фанфиков

Второй шанс (Глава 4)



Краткое описание:
Каждый готов убить за второй шанс, за еще одну попытку бросить кости, за возможность исправить свои ошибки и исправить все недостатки. Анон не считал себя достойным такого шанса, не после того, как вел себя всю жизнь. Забавно, что ему понадобилось нечто подобное, чтобы наконец повзрослеть.

О чём история:
Небольшое пояснение для тех, кто не в курсе всех особенностей игры. Сюжет новеллы «Snoot Game» предусматривает четыре концовки: от наихудшей до наилучшей. Перед вами — перевод истории, где обыгрывается допущение, что главному герою Анону выпала возможность исправить свою наихудшую концовку и изменить свою жизнь и жизнь Фэнг к лучшему.

Ссылка на оригинал: A Second Chance
Автор оригинала: Yvvmi
Автор иллюстрации: protonmono

В этой главе Анону достаётся от Незера, но всё-таки они приходят к соглашению, а Фэнг потихоньку продвигается в налаживании отношений с роднёй.

Предыдущая глава||Следующая глава

Глава 4. Настоящий братКто-то определённо будил меня. Просыпаться не хотелось: оттого ли, что мне было тепло, или от увиденного сна. Однако проходили минуты, и не обращать внимания на лёгкие прикосновения становилось всё сложнее.
Со стоном я отодвинулся от назойливых тычков…
…и исполнил на «бис» свой фирменный перекат через край с ударом головой об пол.
Утренние сумерки слабо освещали комнату — но этого было достаточно, чтобы разглядеть ещё валявшиеся местами щепки от разбитой позавчера дверцы шкафа.
Не сразу, но до меня дошло, что этой ночью я спал. Не дремал, не отрубился — именно спал. Сроду бы не подумал, что мне будет не хватать столь… обыденной вещи.
Я шевельнулся — ноги свело судорогой.
Раптор Иисусе, умоляю… да, я обещал, что буду заботиться о теле… но доводить ноги до такого состояния больше не собираюсь.
Из-за края кровати показалась белая мордочка.
— А что ты на полу лежишь? — я разглядел, что Люси улыбается.
— Утренний ритуал, — важно заявил я, закинув руки за голову и приняв непринуждённую позу. — А ты чего разбудила меня?
— Ты вроде бы хотел встретиться с Незером этим утром.
Вот чёрт! Который час?! Судя по сумеркам, ещё довольно-таки рано — но непонятно, насколько.
Кое-как, морщась от боли, я поднялся на ноги.
— Не переживай, Анон, у тебя ещё много времени.
Первым делом я схватил телефон и посмотрел на часы. До встречи с Незером оставались полтора часа.
— У меня ещё охренеть сколько времени… могла бы и дать поспать лишние полчасика…
— Ты ведь хотел пешком пройтись?
После недолгого колебания я кивнул. Иначе мне никаких денег не хватит постоянно ездить на такси.
— Ну вот я и подумала… — широко зевнула Люси, — что с твоими ногами тебе придётся выйти раньше.
Она ещё раз зевнула, приложив ладошку к клюву.
— Тебе хорошо спалось?
Молчание стало ответом на мой вопрос, затем Люси вовсе отвернулась. Тогда я присел на край постели и успокаивающим жестом опустил ладонь на плечо птерочки.
— Эй… что случилось? — вышло не слишком красиво, но свою мысль мне удалось донести.
— Просто… мысли всякие в голову лезли, — прикоснувшись к перевязанным ранам на руках, она вздрогнула, затем прошептала: — И мне было страшно заснуть.
Повернувшись, я уже обеими руками взял её за плечи, заставив посмотреть на меня.
— Фэн… Люси. Послушай, — я заметил, что от моей оговорки её губы дёрнулись в слабой ухмылке. — Тебе нужно поспать, ладно? Вчера у тебя был непростой день.
— Ладно… — с тихим вздохом она одёрнула рукава одолженной у меня рубашки и отвернулась.
Надеюсь, это сработает.
Я потратил несколько минут, чтобы одеться и размять ноги перед долгой прогулкой. Лишь когда они перестали подгибаться на каждом шагу, я подхватил рюкзак Люси и на всякий случай проверил: пушка была на месте.
— Анон… — позвала Люси, когда я уже направлялся к выходу. — Ты сегодня… пойдёшь на уроки?
Она свернулась калачиком в тонкое одеяло так, что только мордочка торчала наружу. В её глазах, на которые попало немного света, угадывалось лёгкое беспокойство.
— Неа, не собираюсь. Отдам вещички и сразу обратно, не волнуйся. Пожалуйста, поспи хотя бы до моего возвращения.
С явным облегчением она кивнула и втянула голову в укрытие.
Махнув напоследок, я отправился по знакомой дороге в школу. И вскоре убедился в правоте Люси насчёт ранней побудки: ноги у меня просто волочились. Раптор Иисусе, неужели находятся люди, которые балдеют от пробежек? Многие говорят, что первый день — самый трудный, но не может же быть всё настолько плохо!
Скин-Роу — далеко не самое подходящее место для инвалидов. Впрочем, я уже достаточно примелькался, чтобы люди не видели во мне лёгкую добычу. Вдобавок, нож всё ещё был при мне. А сейчас ещё и ствол… так, на всякий случай.
Спокойнее мне от этого не стало, и по Крэкхэд Авеню я тащился как можно быстрее, широко переставляя свои несчастные ноги.
Никогда я не был так рад видеть показавшуюся впереди школу. К этому времени солнце уже взошло, хотя часы на телефоне показывали, что на встречу я вполне успеваю.
И уже издалека я разглядел этот невыносимо цветастый жакет: Незер стоял наверху лестницы, прислонившись к стене школы. С его морды не сходило зверское выражение, а нога выбивала из земли частую дробь. И когда он углядел меня, я что-то не заметил перемен в его настроении.
— Анон! Ты уже вкрай обнаглел!
— Ну не прямо же здесь, чувак, — я спешно приложил палец к губам.
Его явно тянуло хорошенько высказаться, но я не дал ему ни шанса, просто направившись в сторону — к тому самому уединённому местечку, где я чуть не сломал задницу, грохнувшись со скамейки. Последнюю, к слову, поменяли на нормальную металлическую.
На неё-то я и опустился с невыразимым облегчением, вытянув гудящие ноги. Незер медленно присел рядом, не сводя с меня внимательного взгляда.
— Мне много чего надо тебе объяснить.
— Да уж постарайся, Анон! Если ты хоть на секунду подумал, что я вот так возьму и отдам тебе Фэнг, то ты ещё тупее, чем я думал!
Я молчал, давая ему выговориться: похоже, он всю ночь только об этом и думал.
— Каким местом ты вообще думал?! Ты ещё старшеклассник! Фэнг замужество вот вообще сейчас не сдалось! И без обид, но ты далеко не лучший жених! — чешуя на его морде побагровела, и мне даже привиделась пульсирующая жилка на лбу. — Она… тьфу, блядь, ОНИ в полном раздрае после этой катастрофы на выпускном, а ты решил воспользоваться ситуацией! Ты кем, блядь, себя возомнил?!
Не прекращая орать, в какой-то момент он вскочил и, вздёрнув меня за рубашку, как следует встряхнул.
— Ты прав. Я никто, который ничего не заслуживает… — мой ответ застал его врасплох и заставил остановиться. — Но Фэнг заслуживает. Знаю, я не внушаю доверия, но обещаю сделать всё ради того, чтобы сделать её счастливой.
Не в силах вырваться из его хватки, я нащупал и протянул ему рюкзак Фэнг.
— И посмотри вот сюда прежде, чем продолжить.
Выпустив рубашку из кулаков — причём когти оставили дырки в ткани, Незер злобно глянул на меня и медленно расстегнул сумку.
— Анон, тебе лучше поду… — он не договорил и со сдавленным воплем отскочил, бросив рюкзачок на землю.
— Чёрт побери! Какого хрена у неё папина пушка?! — его круглые глаза так и забегали взглядом между вещицей и мной.
— Успокойся и не ори как подорванный!
Но Незер продолжал вертеть головой, проверяя, не смотрит ли кто. К счастью, немногие проходившие поблизости студенты не особо обращали на нас внимание.
А секундой позже он снова вцепился мне в рубашку и встряхнул.
— Да успокойся ты!
— Да как мне, блядь, успокоиться, если она спёрла его пушку! Его грёбаную пушку! — несмотря на ярость в голосе, его взгляд по-прежнему метался в панике по сторонам. — Что она натворила?!
— Ничего! — я схватил его за плечи и попытался усадить на скамейку. — Успокойся, она ничего не сделала.
— Чт… накой ей сдался отцовский пистолет?! Анон, прошу, скажи уже наконец!
— Я так и так всё тебе расскажу! Тем более, что Фэнг попросила меня об этом. Я не врал, когда говорил, что ей нужен брат, который поможет и заступится.
Как подкошенный Незер рухнул на скамейку рядом со мной и обхватил голову лапами.
— Анон, пожалуйста… скажи мне правду. Это очень важно.
— Фэнг тоже говорит, что ты имеешь право знать. Ты наверняка сейчас думаешь, будто она ненавидит тебя — уж не в курсе, что там между вами случилось, но она по-прежнему волнуется о тебе. Она сначала вообще не хотела тебя втягивать, потому что боялась причинить неприятности.
Незер недоверчиво посмотрел на меня промеж пальцев.
— Скажу как есть, один я не вывезу. Я могу помогать ей столько, сколько потребуется, но боюсь, меня одного будет недостаточно. Мне нужна твоя помощь, братан.
— Что она собиралась сделать? — совсем уж безжизненный голосом спросил младший брат Фэнг.
Вздохнув, я попытался собрать мысли воедино. Требовалось описать ему картину в целом, но так, чтобы он не начал бояться собственной сестры.
— Она подумала, что весь мир повернулся против неё, и захотела, чтобы некоторые поплатились…
Незер снова зажмурился, и в уголках его глаз я заметил блеснувшую влагу.
— Из-за того, что над ней посмеялись на выпускном? — в его голосе слышалось сомнение. — Не пойми неправильно, они действительно мудаки, но…
— Дело не только в выпускном, чувак. Фэнг казалось, что не она управляет собственной жизнью, а все вокруг. Пытаются сделать её такой, какой хочется им самим. Триш, твой отец… Наоми стала последней каплей.
— Причём тут Наоми? — наклонившись, он посмотрел на меня.
— Ну… у неё были большие планы свести меня и Фэнг, — не знаю, как Незер переварит такое, но врать ему я тоже не собирался. — Типа, если у Фэнг появится парень, это разом исправит её проблемы, а ты станешь уделять больше внимания самой Наоми.
— Это… многое проясняет, — покачал головой коричневый птеродактиль. — Её заклинило на том, чтобы вы с Фэнг поладили. Но… такого ведь не может быть, да?
— Она лично сказала мне об этом прямо перед выпускным. Жутко злилась за то, что я не смог исправить Фэнг.
Последнее вконец обескуражило Незера, заставив его держаться за голову и раскачиваться взад-вперёд.
— И… что мне теперь со всем этим делать?
— Не знаю, приятель. Тебе решать. Но на твоём месте я бы поговорил с ней. Может, она и ошиблась, но злого умысла у неё не было. Просто сильно беспокоилась о тебе.
— Возможно, ты прав, но… — Незер осёкся и рывком поднял взгляд на меня. — Погоди-ка… То есть вчера в коридоре… блядь… она позвала Наоми… так ты не предложение делал, а пытался остановить её!
Его дыхание участилось, а ещё я прямо-таки услышал щелчок, с которым последний кусочек паззла встал на своё место в его голове.
Я кивнул, и птеродактиль снова схватился за голову с такой силой, словно от этого мог забыть всё услышанное.
— Блядь… блядь… блядь-блядь-блядь, — постукивая ногой по земле, он не переставал материться. — Она собиралась… Наоми…
В следующий миг он врезал кулаком по скамейке.
— Это я виноват…
— Что? Незер, мы оба прекрасно знаем, что это моя вина.
Но он только мотнул головой.
— Анон, я её брат. Тут не то что звоночки — колокола грохотали, а я пустил всё на самотёк. Выходит, я ужасный брат.
— Эй! — не выдержал я. — Ты прекрасный брат, хорошо? Ты всегда пытаешься помочь Фэнг, пускай и лажаешь. Но стараешься, и она это видит. Послушай, ей не хватает тебя так же, как тебе не хватает её.
Похоже, мне придётся свести эту парочку вместе, чтобы они всё обсудили.
— Не знаю, с чего начать, — он тяжело вздохнул.
В ответ я положил руку ему на плечо:
— Всё просто, братан. Потихонечку.
Незер слабо хмыкнул, потом глянул на меня:
— Послушай… прости, что попытался тебе лицо начистить. Знаешь, ты не так уж плох, как я думал.
— Ну… спасибо, чё, — это ведь можно считать комплиментом?
— А как… ты узнал, что она собирается сделать?
— Веришь или нет, но мне приснился сон, в котором Фэнг много кого убила. Тебя в том числе. Наутро я проснулся и не застал её в кровати. Да ещё мой будильник был отключён. В общем, одно за другим, и я сообразил, что Фэнг собирается наворотить то, о чём сама же пожалеет. И когда она не ответила на мои звонки, я просто сорвался в школу.
Незер потрясённо уставился на меня.
— Просто… невероятно. Раптор Иисусе, ничего не случилось из-за какого-то сна… — он стиснул лапы в молитвенном жесте. Вот уж не подумал бы, что он религиозен.
Аккуратно подхватив рюкзак Фэнг и заглянул внутрь.
— Как она?
— Она не шибко хорошо, но поняла, что облажалась. Вчера мы несколько часов с ней об этом разговаривали. Она страдает, чувак. И ей просто хочется самой принимать решения по жизни, без чьей-либо указки.
Медленно Незер застегнул сумку и поднялся.
— Тогда мне надо отнести это домой.
— Ага, не нужно, чтоб твой отец узнал об этом. Даже представить не могу, что он с вами сделает, — попытался я пошутить.
— Тогда представь, что он сделает с тобой, если я расскажу о твоём фальшивом предложении, — хохотнул Незер, а я мгновенно вспотел.
— Ну, кстати об этом…
— Что? — улыбка Незера моментально исчезла.
— Я вроде как сделал ей предложение попозже на крыше…
И меня опять вздёрнули за рубашку.
— Анон, тебе приключений на жопу не хватает?! — разъярённый птеродактиль встряхнул меня с такой силой, что на мгновение я увидел сразу трёх Незеров на его месте. — Слушай, я очень благодарен тебе за то, что ты сделал! Но никакой свадьбы Фэнг сейчас не надо!
— Э-то не на-сто-я-ще-е приз-на-ни-е… да хорош трясти меня! — я отбросил его лапы, но в результате моя рубашка разорвалась чуть ли не надвое. — Да боже ты мой, послушай! Это было просто обещание оставаться вместе! И так мы объясним всё остальным в школе! Мы и не собираемся пожениться в ближайшие пару лет!
— Так ты ей просто врать собираешься? — Незер стиснул кулак.
— Не собираюсь! — выпалил я прежде, чем вообще подумал. — Я люблю Фэнг… и хочу весь остаток жизни делать её счастливой. Я не вру. Она первая, кому оказалось хоть какое-то дело до такого ничтожества, как я. И я… больше не могу представить жизни без неё.
По морде Незера пробежала толпа эмоций, после чего он сник и уже просто ухватился за мои плечи. Некоторое время молчал, уставившись в землю, затем бормотнул:
— Хорошо.
— Хорошо?
— Да, хорошо! — рыкнул он, уставившись мне в глаза. — Я верю тебе. Не должен, наверное, но… Ты небезразличен Фэнг, даже я это вижу. Но я её… ИХ брат. И я не думал, что такое произойдёт. Фэнг никогда не говорила о парнях и не приводила никого в дом, пока ты не появился. Похоже, она просто предпочитала… не особо чешуйчатых. В любом случае, у меня нет права оберегать её от всех и каждого. Они заботятся о тебе, и мне этого достаточно!
— Незер, братан, — расчувствовался я при мысли, что брат Люси будет на нашей стороне.
— Не зови меня братаном… Пока что, — он чуть сильнее сжал в когтях моё плечо.
— Хорошо… дружбан.
Со вздохом Незер отвернулся и двинулся прочь, к улице перед школой.
— Пошли, Анон.
— Прогуляешь сегодня?
Младший брат Фэнг на ходу посмотрел на меня как на сумасшедшего.
— Анон, у меня ствол в рюкзаке. Я ни за что не стану расхаживать с ним весь день. К тому же, мне не хочется сейчас видеть Наоми.
— Возможно, что к лучшему, — поспешил я нагнать его. — Я тоже не буду писать ей до завтра. Денёк у нас обоих сегодня тяжелый, так что лучше ничего не говорить, чтобы потом не жалеть.
Мы дошли до НезКара, и птеродактиль пригласил меня сесть внутрь. Для разнообразия я устроился на переднем сиденье — и это оказалось удачным решением. Несмотря на общую побитость, спереди всё было не так уж плохо, как сзади. Наверное, потому, что сзади обычно ездила Фэнг, судя по подпалинам от сигарет на обивке.
— Если уж ты собираешься с ней встречаться, то будешь делать это правильно! — Незер выехал со школьной парковки. — Во-первых, дино-наггетсы. Они у тебя есть?
Я мотнул головой.
— Тогда сейчас заедем за ними, заодно и соус «Барбекю» прихватим. И запомни: никакой дешёвки, Фэнг предпочитает исключительно брендированные сорта.
— Чувак, ты это всё к чему вообще? — его внезапный шквал информации ошеломил меня.
— Готовлю к тому, что тебя ждёт. Если уж я не могу всё это прекратить, то постараюсь, чтобы ты стал для неё лучшим парнем во всём мире. Запоминай дальше: не смей трогать дино-наггетсы без спросу. Всё, они не твои, хоть и лежат в твоём холодильнике, — мчась по улицам, Незер продолжал перечислять привычки Фэнг. — Убедись, что у тебя достаточно рубашек и жакетов. ОНИ будут время от времени дырявить их, иногда просто так, от скуки…
— Даже удивительно, от кого она набралась такого, — я демонстративно посмотрел на клочья, оставшиеся от моей рубашки.
— Извини за это. Обычно я лучше себя контролирую, но плохо спал этой ночью, да ещё ты сбил меня с толку.
На что я пожал плечами, намекая, что нет нужды беспокоиться.
— Послушай, Анон, я даю тебе один шанс. ОДИН ШАНС! Усёк?
— Это всё, о чём я прошу. И разрешаю тебе выбить из меня всю душу, если я облажаюсь.
Спустя несколько остановок у различных магазинов мы поехали уже ко мне домой. Незер поморщился, когда услышал мой адрес, но высаживать меня было уже поздно.
В какой-то момент наш разговор утих, и в салоне повисла тягостная тишина. По морде Незера было видно, что он хотел что-то сказать, но всякий раз просто переводил взгляд с меня обратно на дорогу. На уме у него явно много чего хватало.
Наконец-то мы приехали. Я чуть не вздохнул от облегчения, когда машина остановилась, и уже потянул за ручку, когда замок внезапно заблокировался. А Незер… Незер сидел вполоборота, поглаживая кнопку блокировки и слегка хмуро смотря на меня.
— Я тут вспомнил, что ты говорил, как проснулся и не застал Фэнг в постели… и ОНИ не ночевали дома в тот день… Тебе ведь ничего не хочется добавить?
Холодный пот потёк по спине, пока я уставился на него с видом человека, чей чат из онлайн-игры внезапно оказался на всеобщем обозрении.
Отрицать, всё до последнего.
У меня не было сил пошевелиться, хотя в ушах истошно выла моя внутренняя сирена. На эту тему я вообще не планировал разговаривать! Чёрт, из-за всего свалившегося на нас дерьма у меня напрочь выскочило из головы, что ночью накануне неслучившейся бойни мы с Фэнг занимались сексом.
Может, притвориться тупицей?
Тотчас кулак прилетел мне в рёбра под аккомпанемент горлового рыка.
— Блядь, чувак! — я не договорил, как костяшки впечатались мне в бок ещё раз… и ещё, заставив меня скорчиться. Уворачиваться было некуда. — Постой, слушай, прости! Она соблазнила меня!
— Скажи хоть, что вы предохранялись! — простонал-прорычал Незер.
— А? Что за вопрос, друг, она ж динозавр!
Тут же ещё один удар едва не выбил из меня дыхание.
— Анон, что ты за долбаёб такой?! Ты вообще мозги на уроках включаешь?! — Незер снова чуть ли не дышал огнём в мою сторону. — То, что это редкость, не значит, что этого не бывает!
— Погоди, ты серьёзно?!
— Серьёзно!
— Да как такое вообще возможно?!
Незер вздохнул и потёр гребень.
— Анон, я не в настроении объяснять, какие там могут быть пестики и тычинки у людей с динозаврами. В целом, это может случиться.
Однако, как странно. Наверное, ещё с самого начала встреч с Фэнг каким-то уголком сознания я настроился, что о детях можно даже не заикаться. Теперь же я ощутил лёгкое тепло в груди — там, где некогда поселилась ужасающая пустота.
У нас могли быть дети. Пускай не в ближайшее время, но у нас появился выбор.
— Просто… я хочу сказать, будь аккуратнее, — Незер разблокировал дверь, выпуская меня. Похватав несколько пакетов с продуктами, которые он щедро оплатил, я выскочил наружу. И уже обогнул машину, когда Незер опустил окно.
— Анон! — он бросил в мою сторону маленький квадратик. — Это не значит, что ты можешь делать всё, что хочешь! Только для крайних случаев! — он буквально испепелял меня взглядом.
— И помни, — двумя растопыренными пальцами он указал сначала на свои глаза, потом на меня. — Я знаю, где ты живёшь.
С визгом покрышек он стартовал с места, в мгновение ока оставляя Скин-Роу позади.
А я, перевернув квадратик, с лёгким смущением обнаружил, что это презерватив. Незер не походил на парня, который всегда носит такое на всякий случай, но у него всё-таки была давняя подружка.
Тряхнув головой и отогнав непрошенные мысли, я пошёл к себе — туда, где была самая важная особа в моей жизни.
Тихо зайдя внутрь, я огляделся в поисках Люси.
— Милая… я дома… — шёпотом позвал. А затем обнаружил её на кровати. Она лежала, распластав крылья и укрывшись одеялом с головой.
Что ж, пусть ещё поспит. После бессонной ночи ей было нужно это.
А ещё я решил изобразить до отвращения правильного мужа, приготовив ей завтрак. С горкой наложил дино-наггетсы на тарелку и поставил в старенькую микроволновку. И всё время следил за таймером, чтобы ровно за секунду до сигнала выключить.
Однако мои усилия оказались тщетными.
Мордочка Люси высунулась из своего укрытия и задёргалась. Несколько раз птерочка принюхалась — и поднялась с кровати, на ходу стряхивая одеяло с себя. Уставилась на меня мутным взглядом, не обращая внимания, что её причёска превратилась в некое подобие гнезда. Возможно даже, что птерозаврьего.
— Анон?..
— Доброе утро, Сластёна, — я протянул ей тарелку вместе с бутылкой соуса. — Подумал, что ты будешь голодна. Раз уж мы вчера едва притронулись к пицце.
Люси уставилась на тарелку с таким видом, словно дино-наггетсы были сделаны из золота.
— Я так понимаю, разговор с Незером прошёл хорошо, если он разболтал все мои секреты, — её глаза скользнули по разодранной рубашке. — Или не очень хорошо…
— Не, всё действительно пучком, — но всё равно я чувствовал, как на моих боках наливаются новые синяки. — Он поможет нам.
— Как я и думала. Не знаю, почему он вообще до сих пор пытается помочь мне…
— Потому что он твой брат, поверь, он будет с тобой и в горе, и в радости, — я обнял её за плечи и показал большой палец вверх. — Мы с ним тоже очень подружились. Прям как настоящие братья стали.
— Правда? — с какой-то странной надеждой спросила Люси, попутно поливая наггетсы соусом. Похоже, ей было важно услышать, что хотя бы один член семьи оказался на её стороне.
— Ну, он поколотил меня немного, — я смущённо потёр затылок. — Но под конец, мне кажется, он даже благословил нас.
— Ты рассказал ему обо всём, что было… на крыше? — она застыла на середине укуса, быстро краснея. И когда я кивнул, она вовсе стала напоминать динозавроподобный помидор.
Мы просидели в уютной тишине за нашим поздним завтраком или ранним обедом. Люси даже поделилась со мной, хотя на каждый мой кусочек лопала по четыре. А после мы снова легли на кровать, свесив ноги и наслаждаясь обществом друг друга.
— Как он… всё воспринял? — её голос прозвучал немногим громче шёпота.
— Я так понимаю, хорошо, хотя и напугался. Но первым делом он всё же спросил, в порядке ли ты, — я осёкся, услышав прерывистый вздох. — Люси… что между вами случилось?
Медленно перекатившись, Люси обняла меня за талию и прижалась покрепче, зарылась мордочкой на груди. И снова расплакалась — по моей вине.
— Если не хочешь, то не рассказывай…
— Ты ведь видел, что у него с крылом? — она задрала голову, глядя мне в лицо. — Оно такое из-за меня…
Пытаясь успокоить свою птерочку хоть как-нибудь, я обнял её за спину. А она продолжила рассказывать:
— Мы были детьми, когда он спросил у меня, умеем ли мы летать. Я соврала и сказала, что умеем… и опомниться не успела, как он прыгнул с обрыва. Я… я думала, что убила его, — Люси начала дрожать, непроизвольно хватаясь когтями за остатки моей рубашки.
— Ну… вы же просто детьми были. Ты не могла знать, что он прыгнуть собирается.
— Но всё равно виновата-то я! Я соврала, а он чуть не погиб! Но… делает вид, будто ничего не случилось, — её голос, поднявшийся почти до крика, стих обратно до шёпота. — Он должен был наорать на меня. Побить… возненавидеть. Но он… ничего не сделал.
Она потёрлась щекой о мою грудь и обняла крепче.
— Думаю, тогда всё и началось… эта пропасть между нами. Мы отдалились друг от друга, и мне всё время казалось, что он вот-вот скажет, как ненавидит меня. Но как бы я себя ни вела, он так ничего об этом и не сказал.
У меня не хватало слов, чтобы выразить поднявшиеся внутри чувства. Мне всегда было любопытно, что случилось с крылом Незера, но не хватало смелости спросить у кого-либо. Поэтому сейчас я сделал единственное, что мог: стиснул Люси в руках так крепко, как только мог, давая ей знать, что она не одна.
Постепенно она вновь овладела своими эмоциями.
— Ох… бля… Ну вот опять просто вывалила на тебя свои проблемы. Какая я жалкая… — шмыгая, она прикрыла мордочку лапой — которую я перехватил и опустил ниже, но всё равно её взгляд скользнул в сторону, лишь бы не встречаться с моим.
— Люси, посмотри на меня, — я провёл пальцем под её глазом, вытирая слёзы. — Не думай так. Слышишь? Я не соврал, когда сказал, что ты самая важная для меня на всём свете. И мне больно видеть, как ты страдаешь. Если ты в чём-то не уверена или чего-то боишься, то можешь всегда рассказать мне.
— Анон… Не пойми неправильно, но… ты какой-то другой, — она сжала мою руку и лёгонько улыбнулась. — Не знаю, как сказать. Ну… такое ощущение, что ты… любишь меня больше меня самой. Эм… такое может быть?
— Как знать. Но не зря же говорят, мол, что имеем — не храним, потерявши — плачем. Я подумал что потеряю тебя. И я испугался… что снова останусь один, — в последние дни душа у меня была прямо нараспашку. — Директор Спирс говорил, что мир не крутится вокруг меня одного. Но только сейчас я вроде бы начал понимать, о чём он говорил.
Однако было ли это действительно так? Хотелось бы, конечно, но самому себе я всё ещё казался бесполезным засранцем. И мне всё ещё мерещился тот разочарованный взгляд Незера, когда он истекал кровью.
Я не собирался больше кого-либо разочаровывать.
Прикосновение к лицу заставило меня вздрогнуть. Оказалось, что теперь уже Люси когтистыми пальчиками вытирала мне щёку… похоже, я всё-таки дал волю слезам. Но она смотрела на меня с такой искренней… заботой, словно я значил для неё всё в этом мире.
Блядь, я просто не заслуживал её.
Чёрт, кажется, я опять пробормотал это вслух, судя по изменившейся мордочке Люси.
— Анон, ты заслуживаешь кого-то гораздо лучше меня, — прошептала она, подавшись ближе ко мне. Этот поцелуй отличался от наших предыдущих: ласковый и заботливый, словно мы боялись оттолкнуть друг друга.
Нас прервало жужжание телефона. Проверив свой, Люси скорчила мину — однако быстро недовольство сменилось улыбкой.
— Что случилось?
— Извини… думала, что Триш наконец-то написала мне, а это Незер оказался, — птерочка улыбнулась ещё шире и потёрла глаз ладошкой. — Идиот пишет, что любит меня. И что он незаметно положил ту штуку на место.
Напряжение отпустило меня, и я облегчённо вздохнул. Меньше всего мне хотелось оказаться порванным в клочья здоровяком-птерозавром — отцом этой несносной парочки.
— Эй, ты не ревнуй только, но завтра я взасос поцелую твоего брата за то, что он такой потрясный.
— Ты собираешься завтра в школу? — внимание Люси всецело переключилось на меня.
— Стоит, наверное. Соберу все домашние задания, чтобы мы не отстали. Вряд ли там много скопилось, учитывая, что до конца года всего ничего осталось, — я не был уверен, стоит ли мне надолго оставлять её одну, но и трястись над ней точно курица над цыплёнком тоже не стоило. Люси уже была взрослой и вполне могла справиться. — Пойдёшь со мной? Мне на физике будет скучно одному.
— Нет, — птерочка мотнула головой. — Пока нет. Я всё ещё не слишком хорошо соображаю. Если я увижу Наоми… — Люси слегка ощерилась, стиснув кулаки. — Бля, как мне хочется её поколотить…
— Хочешь кое-что скажу? — она подняла меня взгляд, когда я подошёл и взял её дрожащий кулак в свою ладонь. — Мне тоже хотелось сделать ей больно. Очень хотелось. Но потом я понял, что познакомился с тобой благодаря ней. Встреча с Фэнг стала лучшим случаем в моей жизни. Да, Наоми та ещё сука-манипуляторша, но вряд ли она собиралась похерить наши жизни.
Мордочка Фэнг отчётливо выдавала её мысленную борьбу: то ли заплакать, то ли закричать.
— Я не говорю тебе простить её, я сам её ещё не простил. Постарайся только не выбить ей зубы при следующей встрече, ладно? Ради меня.
— Ладно… — еле заметно кивнула она. — Но… всё равно не думаю, что смогу завтра пойти в школу. Но послезавтра… постараюсь, обещаю.
О большем я не мог и просить. В любом случае, с таким серьёзным делом за одну ночь не сладишь. Главное, что она справлялась — и неважно, какими темпами.
Следующий час мы пролежали на кровати, переплетя руки, ноги и лапы. Головой Люси лежала на моей груди и водила по ней пальчиком, выписывая когтём узоры. В это же время на установленном на столе её телефоне играл старый ужастик «Пятница, 13-е»: мы решили, что каждый день по очереди будем выбирать, что смотреть.
— …си Мус, — донёсся до меня шёпот.
— Ты что-то сказала?
— Ой, я что, вслух? — смутившаяся птерочка немедленно прикрыла клюв ладошкой.
— А что сказала-то?
— Да так, простая глупость… — она снова уткнулась мордочкой мне в грудь. — Просто… ну… если мы поженимся… то я стану Люси Мус.
— Ну, раз уж мы об этом заговорили… думаю, что предпочту имя Анон Аарон.


Читать на Фикбуке